Дахаб Синай Египет 

 
Бедуины » Лотар Штайн "В черных шатрах бедуинов" » Идеалы, которыми злоупотребляют


Денис Романов  [ 30.06.2012 ]

 



ИДЕАЛЫ, КОТОРЫМИ ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮТ



...Арабские племена внутри материка Африки,
вдали от берега, не подчинятся.
Их будут долго еще «цивилизовать» штыком, пулей,
веревкой, огнем, насилованием женщин.

В. И. Ленин




Становится грустно, когда, бросая ретроспективный взгляд в историю, видишь, как часто во времена колониального захвата арабских земель империалисты лживыми посулами принуждали бедуинов вести боевые операции, сопровождавшиеся бесчисленными потерями, хотя они действовали по существу против собственных интересов, ибо удар был направлен прямо по арабскому национально-освободительному движению. Беззаветная верность бедуинов своим вождям, их вошедшее в поговорку мужество в бою, но вместе с тем и их стремление к захвату военной добычи — все это использовалось в дурных целях. Но к этому вопросу мы еще вернемся.


В годы первой мировой войны Ближний Восток был ареной ожесточенных столкновений между англо-французским блоком и германскими империалистами, выступавшими в союзе с Турцией. Речь шла при этом о завоевании стратегически важных позиций в Передней Азии и об овладении сулившими огромные барыши нефтяными источниками Аравии. До февраля 1916 года военное положение британской армии было весьма неблагоприятным: она терпела одно поражение за другим в зоне Персидского залива и в Иране. Британское верховное командование напряженно искало выхода. Известный историк Л. Ратман (ГДР) в книге «Арабы восстают» писал, что Англия, стремясь использовать арабские народы в качестве пушечного мяса в борьбе против германо-турецкого блока, решила привлечь на свою сторону арабское национально-освободительное движение, дав ему далеко идущие обещания. Борьбу арабских патриотов за освобождение от реакционного турецкого владычества предполагалось использовать в агрессивных целях английского империализма на Ближнем и Среднем Востоке.


Большое предательство

Задача поднять бедуинские племена в годы первой мировой войны против германо-турецких войск была возложена на английского полковника Томаса Эдварда Лоуренса, которого Уинстон Черчилль с восхищением назвал «сверхчеловеком» и который впоследствии стал английским национальным героем — Лоуренсом Аравийским. На деле же Лоуренс был жестоким и коварным агентом английского империализма, хитростью и подкупом гнавшим бедуинов на беспощадную истребительную войну.

Арабскими вспомогательными войсками командовал эмир Фейсал, старший сын великого шерифа Хуссейна. Первая цель этой кампании, которой руководила британская разведка, заключалась в том, чтобы прервать сообщение по Хиджазской железной дороге, связывавшей Маан в Южной Иордании с Мединой и имевшей важное значение для переброски турецко-германских войск. Серия взрывов парализовала движение поездов по этой важной коммуникации, что ослабило боевую мощь противника. После этого Хиджазская железная дорога больше не функционировала.

В книге «Восстание в пустыне» Лоуренс с поистине садистским удовольствием описывает, как осуществлялись эти акции. Он спустился на место взрыва, чтобы посмотреть, как сработала мина. Мостовой пролет взлетел в воздух, и первый вагон, битком набитый больными, свалился вниз. Погибли все, за исключением трех-четырех человек; убитые и умирающие в разбитом конце вагона смешались в сплошную кровавую массу. Один из еще живых выкрикивал в бреду лишь одно слово — «тиф».

Долина превратилась в настоящий адский котел. Арабы как сумасшедшие носились вокруг с непокрытыми головами, полуголые, рыча, стреляя вслепую, царапались и били друг друга кулаками, взламывая вагоны и растаскивая в стороны тяжелые тюки. Верблюды стали общим достоянием. Каждый взваливал на первого же попавшегося верблюда столько, сколько тот мог увезти, и гнал его куда-то на запад, помышляя о новой добыче.

Свою отборную часть Лоуренс формировал из наиболее отчаянных бедуинов. Он набрал их из 30 различных племен и муштровал, доводя до полного изнеможения. За полчаса они были способны подготовиться к шестинедельному походу — большей нагрузки лошади выдержать не могут.

Вести с собой груженых верблюдов они считали позором. Зависимые от воли Лоуренса, они ехали день и ночь непрерывно и считали делом своей чести никогда не выказывать признаков усталости. Они дрались как черти, иногда и без приказа командира, но только с турками или теми, кто не принадлежал к корпусу. Им надо было много платить, но и муштровать их приходилось по особому. Они повсюду похвалялись и наказаниями, которым подвергались, и доходами, которые имели. Но только жестокостью можно было держать этих отчаянных парней в узде. Благодаря различию в их происхождении у Лоуренса была возможность иметь и заложников и шпионов повсюду, где он обретался, — между Бершебой и Багдадом, между Акабой и Дамаском. Шестьдесят человек погибли на службе у Лоуренса.

Победе англичан на ближневосточном театре военных действий способствовали и входившие в состав частей Лоуренса бедуины племени рувала во главе с шейхом Нури Ша'аланом.

В декабре 1917 года объединенные британские и арабские войска заняли Иерусалим, а 1 октября 1918 года победоносно вступили в Дамаск. Месяц спустя Турция была вынуждена подписать в Мудросе безоговорочную капитуляцию.

Тысячи арабов ценой своих жизней способствовали достижению победы, но эти жертвы были напрасны, ибо обещанное вознаграждение так и не последовало.

Империалистические державы стремились лишь укрепить свою мощь и наложили на арабов цепи колониального господства. Один грабитель сменил другого. По тайному соглашению с Францией Англия укрепилась в Палестине, включая и созданную позже Трансиорданию, а также в Ираке; Франция получила мандат на управление Сирией и Ливаном. Началась упорная борьба арабов за национальное освобождение.

Конец Лоуренса был плачевным. Его биограф Э. Наттинг писал, что, когда кровавый туман выветрился из его головы, Лоуренс уже сознавал, что все кончено; он был предельно изношен, истощен физически и душевно. Лоуренс искал возможности как-нибудь скрыться и поэтому сперва сменил имя и фамилию на Д. Х. Росс, а затем — на Т. Е. Шоу. Удостоенный многих наград полковник поступил на службу в британский воздушный флот в качестве простого солдата и находился там до самой смерти в 1935 году. Наттинг констатирует, что тогда Лоуренса восхищало, что рычащие унтер-офицеры совершали насилие над его духом. В одном из писем матери, уже психически больной, Лоуренс писал, что нет ничего более успокаивающего, чем выполнять приказы идиотов.



Отборные войска против народа


Ведя революционную борьбу за свое национальное освобождение, арабские патриоты выступали не только против иностранных угнетателей, но и против их союзников, представителей феодальной аристократии, которые после окончания первой мировой войны по воле колонизаторов вошли в состав марионеточных правительств. Для поддержки их власти снова были использованы арабские племена. Арабский легион Иордании, например, по праву считается одной из главных опор королевского трона.

Это воинское формирование было создано в 20-е годы и обучено английскими офицерами. Наиболее известным командиром легиона с 1939 по 1956 год был английский генерал Д. Глабб. Свыше 10 тысяч легионеров были завербованы среди воинственных кочевников Восточной Иордании. Своих юношей в Амман послали племена шерарат, бени захр и терабин. Служить хашимитской династии считалось честью.

Всех новобранцев-бедуинов одели в форму английского покроя цвета хаки с традиционным арабским головным убором, куфийа — хлопчатобумажным платком в бело-черную клетку, и поверх него укалем — черным двойным кольцом  из козьей шерсти с кокардой королевства Иордании посередине. Вначале легион передвигался на верблюдах и лошадях, но вскоре был полностью моторизован; бывшие пастухи верблюдов управляли джипами и броневиками и даже пилотировали сверхзвуковые истребители. Им платили больше и обеспечивали лучше, чем любых других арабских солдат. Военнослужащие легиона хорошо понимали преимущества своего положения и рьяно их защищали, ибо боялись лишиться всего, когда король Иордании будет свергнут. Военная муштра и превосходное вооружение сделали легион ударным воинским формированием. На протяжении пятнадцатилетней истории с помощью легиона безжалостно подавлялись народные восстания и силой оружия разгонялись демонстрации демократических сил. Так, в 1951 году легион был введен в действие, после того как в мечети Эль-Акса в Иерусалиме был застрелен первый король Иордании Абдалла ибн Хусейн. Власти объявили чрезвычайное положение. Все мосты через Иордан были немедленно заняты. Палестинцы, которые составляли две трети населения страны и подозревались в соучастии в террористическом акте, подверглись суровым репрессиям. В кризисные дни израильской агрессии в июне 1967 года легион не был брошен в бой, а находился в полной боевой готовности в столице, чтобы в случае необходимости воспрепятствовать возможному свержению короля Хусейна ибн Талала, вступившего в 1952 году в 17-летнем возрасте на хашимитский трон и после увольнения английского генерала Глабба принявшего командование легионом.

Однако внутри этого бедуинского легиона начался разлад — следствие активной деятельности революционных элементов: имелись случаи братания офицеров легиона с восставшими крестьянами горных районов, начиная с 1957 года арестована и предана суду четвертая часть его офицеров.

Власть короля Иордании базировалась на финансовой помощи Англии и США; на эти средства он содержал и армию. Таким образом, Арабский легион был важнейшим орудием правящего режима в Аммане.

Другим примером того, как вводят в заблуждение воинов племен и заставляют их служить силам реакции, является Саудовская Аравия, где послушный США королевский дом Ибн Сауда наряду с регулярной армией содержал и отборные бедуинские войска — так называемую Белую армию. (Даже по названию — параллель с белогвардейцами в России.) Они вербовались из членов тех племен, которые многократно доказали свою верность правящей семье Ибн Сауда. Командовал этими частями член королевского дома.

Саудовская Аравия снабжает шейхов кочевых племен горных районов Северного Йемена деньгами, оружием и боеприпасами, требуя взамен действий, направленных на срыв мирного развития молодой Народной Демократической Республики Йемен. Маленькие нефтяные княжества, образовавшие государство Объединенные Арабские Эмираты, тоже уже несколько лет содержат боевое бедуинское формирование «Верные скауты Омана», задача которого подавлять в зародыше любые мероприятия, которые могли бы помешать монополиям извлекать прибыли из нефти. Вдохновители неоколониалистских интриг отлично знают слабость бедуинов к хорошему оружию и используют ее в своих политических целях, снабжая племена винтовками и боеприпасами. В Южной Аравии английские империалисты сформировали легион из воинов бедуинских племен Хадрамаута. На протяжении десятилетий этот легион защищал интересы британской короны. Командовали им английские офицеры. В период службы проявлялись определенные «сопутствующие черты цивилизации». Австрийский этнолог В. Досталь, занимавшийся исследованием Южной Аравии, писал, что солдаты-бедуины учатся владеть современным оружием и другой военной техникой, они учатся повиновению и приобретают чувство ответственности. Среди членов различных племен, прежде враждебно относившихся друг к другу, возникают новые связи, являющиеся результатом совместной воинской службы. В этом поколении солдаты-бедуины часто кладут конец традиционной вражде и бывшие враги становятся друзьями. Одновременно их политическое сознание, которое раньше было связано лишь с одним конкретным районом, благодаря обучению и несению службы связывается отныне со всей территорией государства. Хотелось бы в заключение добавить, что Южный Йемен дал достаточно примеров того, как бывшие наемники из бедуинского легиона превращались в убежденных и стойких бойцов Национального фронта освобождения Южного Йемена, после того как они осознали, что прежде ими злоупотребляли в интересах иностранных колонизаторов и их местных марионеток.



Сопротивление иностранному господству


Какую же позицию занимали кочевники пустыни, когда вторжение враждебных сил в зону их племен угрожало существованию их общности как целого? Ливийские бедуины, например, проявили большое мужество и готовность к самопожертвованию в боях против итальянских колониальных войск, вторгшихся в количестве 80 тысяч человек в Северную Африку осенью 1911 года, чтобы удовлетворить алчность итальянской буржуазии, участвовавшей в грабеже арабских народов. К моменту итальянского вторжения Ливия находилась еще под господством Османской империи; малочисленные турецкие гарнизоны капитулировали перед итальянцами, и Высокая порта была вынуждена уже в октябре 1912 года по Лозаннскому мирному договору уступить Италии свои притязания на Ливию. Но племена кочевников в глубине средиземноморского побережья и жители оазисов в Ливийской пустыне, руководимые сенуситами, отнюдь не были согласны со сложившимся положением и на протяжении еще двух десятилетий оказывали ожесточенное сопротивление итальянским колонизаторам.

Именно к грязным методам ведения Италией войны против ливийского гражданского населения относятся гневные, обвиняющие империализм слова В. И. Ленина, предпосланные этой главе в качестве эпиграфа. В. И. Ленин назвал эту войну «усовершенствованной, цивилизованной человеческой бойней, избиением арабов при помощи "новейших" орудий». Эти варварские методы напоминают нам об ужасной кровавой бане, которую устроили англичане в Судане под командованием лорда Китченера. В битве при Омдурмане 2 сентября 1898 года англичане убили с помощью только что изобретенных пулеметов более 20 тысяч суданских борцов за свободу.

Поскольку французские и испанские колониальные войска приблизительно в это же время покорили население Марокко, а Алжир уже в первой половине XIX века был оккупирован подразделениями пресловутого Иностранного легиона, к началу первой мировой войны все население Северной Африки оказалось в ярме европейских колониальных держав. Но это отнюдь не означало, что порабощенные народы смирились со своей участью. Наоборот, повсеместно вспыхнули восстания против ненавистного иностранного владычества. Огромным стимулом в борьбе арабских народов за независимость стала победа Великой Октябрьской социалистической революции в России. Молодая Советская власть незамедлительно объявила о своей солидарности с угнетенными и борющимися народами Востока в историческом обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 3 декабря 1917 года, которое было перепечатано и прокомментировано в многочисленных арабских газетах. В этом документе говорилось: «Мусульмане Востока, персы и турки, арабы и индусы, все те, головами и имуществом которых, свободой и родиной которых сотни лет торговали алчные хищники Европы, все те, страны которых хотят поделить начавшие войну грабители! Мы заявляем, что тайные договоры свергнутого царя о захвате Константинополя, ... разделе Персии..., Турции и отнятии у нее Армении порваны и уничтожены... Не теряйте же времени и сбрасывайте с плеч вековых захватчиков ваших земель! Не отдавайте им больше на разграбление ваших родных пепелищ! Вы сами должны быть хозяевами вашей страны! Вы сами должны устроить свою жизнь по образу своему и подобию! Вы имеете на это право, ибо ваша судьба в собственных руках!».

Вернемся в Ливию, где племена бедуинов Киренаики и приверженцы сенуситов в оазисах вели героическую борьбу против итальянских оккупантов. По приказу генерала Грациани захваченных в плен борцов сопротивления сбрасывали с самолетов, а кочевников Киренаики принудительно эвакуировали и загоняли в своеобразные концлагеря. Шейх Омар аль-Мухтар, один из руководителей ливийского движения сопротивления, был в 1931 году схвачен итальянцами и казнен. Поголовье скота у кочевников в результате военных действий резко сократилось.

Таким образом, бедуины Ливии были лишены основы своего существования и буквально тысячами умирали голодной смертью.

Но на этом страдания североафриканского населения не закончились. В начале 40-х годов в пустынных районах египетско-ливийского побережья, которое простирается вплоть до Сахары, пронеслись опустошительные баталии второй мировой войны; здесь столкнулись интересы империалистических держав — фашистской германо-итальянской коалиции, с одной стороны, и союзных вооруженных сил, находившихся под британским командованием, — с другой. Пастбища мирных скотоводов стали ареной ожесточенных танковых сражений, в небе не утихали воздушные бои. Наиболее известными событиями этих дней стали осада английской крепости Тобрук гитлеровскими войсками и разгром полчищ Роммеля фельдмаршалом Монтгомери при Эль-Аламейне, положивший конец продвижению фашистских войск на Каир.

Саперные части обеих воюющих сторон заминировали огромные площади в Сахаре, они и сейчас полностью не освобождены от мин. Пустыня стала могилой не только для десятков тысяч солдат, но и для многих мирных арабов.

Во время экспедиционных поездок я неоднократно бывал в прежних районах военных действий и отметил, что пастухи бедуинского племени аулад-али всегда идут позади своих стад, когда пасут их на полях былых сражений: если они случайно набредут на заминированный участок, то первыми взлетят на воздух овцы и козы. Я видел однажды результат такого взрыва: изуродованные тела бедуинов, искалеченные трупы животных.

В шатрах кочевников часто встречаются «безобидные» реликвии второй мировой войны: сахарницы из коробок противогазов, воинские награды, служащие женщинам украшениями, и т. п.

В военном музее маленького египетского прибрежного селения Аламейн, где находятся и большие солдатские кладбища, многочисленные экспонаты напоминают о военном времени: здесь длинные ряды гусениц всех видов, пушки, бронетранспортеры, разнообразное стрелковое оружие, коварные мины нажимного действия, а также десятки знамен и штандартов воинских частей. У входа в музейный зал в витрине выставлена парадная форма Геринга, далее несколько восковых фигур, изображающих Роммеля в окружении шейхов племен в оазисе Сива. В целом экспозиция представляет собой совершенно некритическое, сенсационно подобранное собрание редкостей, которое превратилось в место паломничества для многих, хранящих «героические воспоминания» о минувшей войне. Осанистый музейный служитель не мог понять, почему мне не захотелось расписаться в толстой книге для посетителей.

Едва зарубцевались раны, нанесенные второй мировой войной народам Северной Африки, как империалисты начали готовить новые военные авантюры. В Ливии в Уилус Филде, недалеко от побережья, США создали крупную воздушную базу для тренировок пилотов бомбардировщиков и реактивных истребителей. Они предоставили возможность и своим союзникам по агрессивному блоку НАТО овладевать здесь самой современной военной авиационной техникой. То обстоятельство, что при тренировках подвергалось опасности и гражданское население, большей частью скрывалось от общественности.

В репортаже «Прощай, Уилус», напечатанном в ливийской газете «Ас-Саура», журналисты из ГДР Хейновски и Шойман рассказывают о том, как радовалось население Ливии, когда по настоянию ее правительства происходила эвакуация американской военной базы с территории этой страны. Они пишут об одном «героическом деянии» американских оккупантов. В окрестностях Уилус Филда пастушка с дочерью гнала стадо овец в 40 голов. Когда американский пилот, пролетая над Уилус Филдом на тренировку в стрельбе по выставленным мишеням, заметил стадо и пастушку, ему в голову пришла Дьявольская мысль: а почему бы не поупражняться на живых целях?

Он немедленно привел свою идею в исполнение и несколько раз пикировал на мирное стадо, как будто под ним была вражеская танковая колонна. Он вел огонь из своей бортовой пушки до тех пор, пока на песке не остались неподвижно лежать все стадо, пастушка и ее дочь.

Известно, что убийцы в американской военной форме из Уилус Филда принимали участие и в преступной войне против вьетнамского народа.



Борьба за Синай

Скрытыми от мировой общественности остались многие преступления, которые израильские оккупанты совершили по отношению к арабскому населению, в том числе и ко многим бедуинам, на оккупированных в 1967 году арабских землях. Речь идет о племенах Синайского полуострова ховейтат, музейна, суварка и алейхат (около 50 тысяч человек), которые с незапамятных времен пасли здесь своих верблюдов и овец. Они уже частично перешли на оседлость и возделывали в прибрежных средиземноморских районах цитрусовые.

Однако в результате израильской агрессии бедуины неожиданно оказались отрезанными от побережья, откуда регулярно получали продукты, медикаменты и другие жизненно важные товары. Враждебная по отношению к арабам политика правящих кругов Израиля привела к тому, что многие умерли от голода, поскольку военные власти строго запретили ввоз какого бы то ни было продовольствия из Египта. С 1968 по апрель 1969 года окруженные бедуины получали небольшое количество продовольственных посылок через Международный Красный Крест, а потом Израиль запретил и эти посылки. Последствия запрета представить себе нетрудно. Скудные запасы продуктов продавались по головокружительным ценам «черного рынка», свирепствовали голод и болезни. Израиль преследовал вполне определенную цель — «деарабизацию» богатого естественными ресурсами Синайского полуострова. Те из местных жителей, кто не хотел умирать от голода, должны были либо переселиться,

либо сотрудничать с оккупантами. Министр иностранных дел Израиля Аба Эбан в начале 1970 года решительно заявил, что его правительство намеревается довести арабов до отчаяния! Немногочисленные свидетели, которым удалось вырваться из этого ада, сообщали, что население Синая решительно и стойко сражалось против захватчиков. Часть их примкнула к тайной организации «Федайин» (Готовые жертвовать собой). Они доказали свою волю к борьбе, совершая целенаправленные действия против ненавистных оккупантов. Например, в 1970 году погиб бедуинский шейх Хасан, когда он после удачной партизанской операции на Синае прикрывал отступление своих воинов-соплеменников.

Данная книга не ставит своей целью показать все многообразие освободительной борьбы арабского народа против сионистской захватнической политики на Ближнем Востоке, которая проводится при финансовой и моральной поддержке США и ФРГ, — наша книга посвящена прежде всего бедуинам, но одно можно констатировать со всей определенностью: 1,3 миллиона арабов, вынужденных жить под израильским господством, никогда не примирятся с таким положением. Справедливое решение палестинской проблемы, уход Израиля с оккупированных территорий, как это предусмотрено известными решениями Совета Безопасности ООН, останутся на повестке дня до тех пор, пока эти требования прогрессивного человечества не будут выполнены. За это мужественно борются и прогрессивные силы в самом Израиле.

В этом отношении большой интерес представляет статья члена ЦК Коммунистической партии Израиля Г. Лебрехта, опубликованная в октябре 1979 года в ГДР в еженедельнике «Хорицонт». В статье говорится, что в середине декабря 1978 года на пресс-конференции, организованной Национальным комитетом по защите арабских земель, адвокат Мухаммед Му'ари, представляющий интересы бедуинов Негева, выступил со следующим заявлением: «До 1948 года бедуины Негева пользовались признанными Османской империей и администрацией британского мандата правами на владение 1,1 миллиона гектаров земли. Эти права были закреплены в письменной форме. В соответствии с израильскими законами и распоряжениями большинство их было аннулировано. В 50-х годах во владении бедуинов еще оставалось около 200 тысяч гектаров земли. В последующие годы в результате захватов эта площадь сократилась до 30 тысяч гектаров. Теперь власти намерены отнять у бедуинов и остальное». Адвокат указал на специфические средства и методы, с помощью которых недавно был «легализован» этот грабеж. С 1965 года проводится так называемая регистрация земель в Негеве, поскольку бедуины все более настойчиво заявляют о своих правах. Несколько лет назад правительство создало Компромиссную комиссию по земельным делам бедуинов Негева. Эта комиссия разработала проект единого договора о передаче земельных прав бедуинов государственным сельскохозяйственным органам. Согласно договору, глава племени, скрепляющий его своей подписью, от имени всех соплеменников, их наследников и потомков обменивает принадлежащие, арендуемые или населяемые племенем земли на другие, предоставляемые израильским правительством, или же на те, за которые оно получает финансовое вознаграждение. В соответствии с этим договором 50% земель должны сразу перейти к государству без всякого возмещения. Кроме того, от 10 до 20% земельных угодий (в зависимости от качества земли) должны быть «компенсированы» другой площадью в пределах их поселений. Остальное — от 30 до 40% — подлежит денежной «компенсации», которая составляет едва лишь десятую часть реальной стоимости.

Адвокат Му'ари показал представителям прессы оттиск договора. Он рассказал об одном 111-летнем шейхе, которого правительственный чиновник уговорил поставить свою подпись под этим обманным документом, оформленным в виде «соглашения». Сыновьям шейха не помогли ни прошения, ни судебные процессы. Более того, как сообщил адвокат представителям прессы, им было приказано явиться в полицейский участок в Беер Шеве. Там на сыновей оказали давление: либо они не будут противиться «договору» и подвергать сомнению подлинность подписи шейха, либо их депортируют через границу в Иорданию или на Кипр.

Нет статистических данных относительно того, сколько бедуинов лишились за истекшие три десятилетия земли и сколько из них работают сегодня в качестве неквалифицированных поденщиков в городах и в еврейских поселениях на юге. Многие из них за очень низкую плату вынуждены теперь обрабатывать свою бывшую собственность для новых «владельцев». Нет данных и о том, сколько детей бедуинов школьного возраста вынуждены выполнять барщинный труд на еврейских фермах и в кибуцах (крупные сельскохозяйственные кооперативы, которые в Израиле именуют «социалистическими»). Время от времени общественность узнает о подобных фактах. Не так давно кибуцы, граничащие с фермой министра сельского хозяйства Шарона, обвинили последнего в том, что на своей ферме он эксплуатирует труд бедуинских детей в возрасте от 9 до 12 лет. Шарон и его окружение сделали «ответный ход» и заявили в прессе, что лучше бы кибуцы помолчали, потому что они и сами..., и т. д. и т. п. Затем об этом деле замолчали. Но факты, свидетельствующие об эксплуатации труда детей бедуинов, характерны и для сегодняшнего дня.

Арабские бедуины Негева, которых обманом или силой лишили земли, сегодня занимают такие же боевые позиции, что и их братья на севере страны. Если в 1976 году правительству и некоторым сионистским партиям удалось удержать бедуинов Негева от участия в первой акции протеста 30 марта в «День земли», то теперь бедуины посылают своих представителей в Национальный комитет по защите арабских земель. Тем самым бедуины Негева выступают против проводимой правящими кругами Израиля политики «разделяй и властвуй».

В воззвании, подписанном десятками бедуинских шейхов и других видных деятелей бедуинов, говорится: «Мы не уступим без борьбы оставшуюся у нас землю. Мы будем защищаться от актов насилия, разрушений и принудительной эвакуации. Мы будем вести совместную борьбу с целью мобилизации общественного мнения в Израиле и во всем мире против бесчеловечности, против продолжающегося грабежа наших коренных земель, нашего имущества, против посягательств на наши традиции. Мы хотим жить рядом с еврейским населением Израиля как добрые соседи и равноправные граждане, но отныне мы будем бороться против того, чтобы с нами обращались как с обделенными гражданами второго или третьего сорта, как с рабами или батраками».

 

 

Написать комментарий