Дахаб Синай Египет 

 
Дахабские тексты » Пустыня: точка входа


 [ 06.12.2009 ]

 

Пустыня - точка входа

Дахаб, Синай

Отправляясь в экскурсию на Гору Моисея, я в шутку говорил своим друзьям, что надеюсь получить 11-ю заповедь... Не получил. Но, видно, глубока народная мудрость, которая утверждает, что в каждой шутке есть доля правды.

Сейчас, вернувшись домой после месячного пребывания на Синае, я обнаружил в себе новое понимание библейского мифа об изгнании из рая. Когда в течение одних суток просыпаешься в пустыне под открытым небом среди бедуинского быта, совершаешь весь путь погружения в социум, вспоминаешь навыки общения с государственными структурами, пользуешься самолетами, поездами и прочими благами цивилизации, возвращаешься в то место, которое привык считать своим домом и которое требует от тебя выполнения множества обычно незаметных дел, - после такого резкого перепада поневоле задувываешься о вещах неприходящих. Дух Синая навеял для моих мыслей образ рая и грехопадения. Оказывается, простые вопросы, которые касаются твоей конкретной земной жизни, не так сложно перевести в термины библейского мифа.

Что есть Благо в жизни, и как оно теряется? Что такое рай, и в чем смысл греха?

Какие свойства ума заставляют тебя выбирать "жизнь без жизни"?

В чем суть Древа Познания и Древа Жизни? Что есть само познание добра и зла?

Подобные вопросы оказалось легко облечь в конкретные вопросы о том, чем собираешься заняться после возвращения из беззаботных "синайских скитаний".

Есть притча о том, как дзенского мудреца спросили, в чем состоит найденная им Истина. Его ответ был: "Я ем, когда мне хочется есть, я сплю, когда мне хочется спать".

Когда находясь в пустыне, я задал пару раз своим попутчикам вопрос "Сколько времени?" и получил на него совершенно резонный ответ "Не знаю. А зачем тебе?", я отпустил что-то в своем уме. Оказывается, не так легко понять, что знать время может быть совершенно не обязательно. Социальная жизнь подчинена времени. Причем времени не природному и не психологическому, а конвенциональному. Все, что обычно делается, делается с оглядкой на время. Даже турист на отдыхе должен знать, работает ли "сейчас" станция проката виндсерфинга, и когда можно покушать в ресторане. И хотя туристу на завтрак и ужин отводится по четыре часа, все равно нужно как-то себя организовать, чтобы совершить трапезу вовремя. Когда же ты погружен в быт бедуинов, ты можешь есть, когда тебе захочется, просыпаться, когда уже мешает спать солнце, а момент, когда тебе засыпать, вообще не обусловлен никакими внешними обстоятельствами. В таких условиях появляется возможность - для большинства людей чуть ли не единственная - научиться слышать свои настоящие внутренние импульсы и действовать в соответствии с ними...

Наступит ли при этом мудрость? Вряд ли. Но без такого расслабления на пути к мудрости точно не обойтись. Я люблю один замечательный афоризм: "Мудрость не приходит с возрастом – просто ее поиски занимают некоторое время." После знакомства с пустыней я стал понимать, какое время имеется в виду :)

Современная психология как наука началась с анализа снов. Никто не может точно сказать, что такое сон. Но все знают, что это – дверь в иной мир, который питает человеческое подсознание, а иногда и сознание, принося озарения и гениальные идеи. В состоянии между сном и бодрствованием порою удается решить проблемы, которые казались неразрешимыми. За секунду, пока голова падает на плечо в момент засыпания, иногда проживаешь длинную череду впечатлений, которая облачается в долгий и насыщенный сюжет…

Я люблю спать под открытым небом и стараюсь не упускать такой возможности. Тем не менее, моя первая ночевка в пустыне стала для меня ни с чем не сравнимым переживанием. Раскаленная за день земля отдает свое тепло. Теплый ветер обдувает раздетое тело. Только его движение создает единственный звук. Пространство полностью свободно от электрического света. Воздух чист, сух и прозрачен, а небо наполнено невообразимым числом звезд. К тому же август, время звездопада – успевай только загадывать желания.

Смотреть на звезды перед сном – это совсем не то же самое, что просто любоваться ими! Ум уже завершил все свои дневные сюжеты, уже некуда идти, не о чем беспокоиться, осталось только одно – закрыть глаза и уснуть. Но пока они еще не закрыты, можно отпустить мысли в полет, вслед за свободным перемещением зрачков в звездной бесконечности. Взгляду не за что зацепиться, и в то же время, есть чем заняться. Из россыпи звезд воображение может творить какие угодно картины, произвольно группируя эти точки несолнечного света. Незаметно эти воображаемые картины становятся сном, а через некоторое время ты просыпаешься, понимая, что спал с открытыми глазами. Балансировать на грани сна и бодрствования некоторое время может быть чрезвычайно занятно. Но вслед за этим устанавливается состояние, которое уже не является ни тем, ни другим. И мышление, и воображение, в какой-то момент замирают перед осознанием Бесконечности Космоса. Когда этот момент настает, останавливается даже дыхание, о чем узнаешь чуть позже по требованию телом нового вдоха. Сильнейшие чувства проносятся в сердце: страх, одиночество, радость, восторг, благоговение… Если не поддаться ни одному из них, то и они опадают, как шелуха, и попадаешь на такую глубину сознания, куда иначе можно попасть, наверное, только в специальной медитации. Есть только спокойное и ясное свидетельствование – дыхания, ветра на коже, твердой земли, тишины, своей судьбы, своей исчезающей малости в пространстве и вечности, всей тщеты своих суетных устремлений, иллюзорности своих убеждений…

Для такого состояния обычное бодрствование – это сон, а обычный сон – это сон в квадрате. Пробыв в этом состоянии неизвестно сколько времени, ты по неизвестной причине решаешь закрыть глаза и вернуться в бессознательность.

 

Алан